Осторжнее! В Узбекистане практикуют принудительный контроль рождаемости

Осторжнее! В Узбекистане практикуют принудительный контроль рождаемости

Статья была опубликована 13 мая 2005 года в интернет-газете "Нхвигхтор" http://www.mizinov.net/articles/?artid=8786, затем почти год спустя перепечатана российским интернет-изданием "Демоскоп" http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0235/analit06.php. Быть может, за четыре года в этой стране ситуация изменилась, но сам факт, что женщине могут вырезать матку после родов или во время операции кесарева сечения заставляет задуматься о многом.

Безобидная и даже полезная, на первый взгляд, программа планирования семьи на поверку оказалась массовой принудительной стерилизацией.

Под благовидным предлогом заботы о здоровье матери и ребенка в Узбекистане самым жестоким образом нарушаются права женщин. Им насильно делают гистерэктомию и вживляют противозачаточные средства. Таким образом власти пытаются снизить рождаемость и контролировать рост населения страны. Руководство страны добивается, чтобы женщины в Узбекистане рожали меньше и реже, утверждая, что так будет "лучше" как для экономики, так и для самих женщин.

IWPR удалось побеседовать с рядом медицинских работников и бывших рожениц, обвиняющих государственные органы в применении насильственных методов контроля рождаемости, не оставляющих женщинам возможности выбора.

Эти методы окутаны тайной, но имеется все больше свидетельств тому, что они представляют собой спланированную государственную политику, а не "перегибы" отдельных медучреждений на местах.

По словам одного медика, существует тайное распоряжение министерства здравоохранения Узбекистана от 2000 года о необходимости понизить рождаемость у женщин в сельских районах, и, как один из методов достижения этой цели, рекомендуется удалять матку у уже рожавших молодых женщин. Эта процедура называется гистерэктомия.

Другим – более "гуманным" – способом контроля рождаемости является установка внутриматочного противозачаточного средства – так называемой спирали – без согласия пациентки сразу после родов.

По мнению медиков, оба вида вмешательства в организм женщины наносят непоправимый вред ее здоровью.

Как выяснили корреспонденты IWPR в ходе журналистского расследования, дело доходит до наказания и увольнения медиков, не сумевших "выполнить план" по снижению уровня рождаемости, что лишний раз свидетельствует о том, что речь идет не о произволе отдельных медиков, а о государственной политике.

Устами же чиновников все это преподносится как забота о здоровье матери и ребенка.

Закон – на стороне женщин

Правозащитники отмечают, что проводимая правительством политика принудительного контроля рождаемости и методы ее реализации идут вразрез с законодательством Узбекистана и международными договоренностями.

Узбекистаном подписан целый ряд конвенций ООН, запрещающих физическое насилие и дискриминацию в отношении женщин.

Конституция Узбекистана гарантирует каждому гражданину "право на невмешательство в его частную жизнь". Семейный кодекс говорит, что в Узбекистане "семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства".

В начале марта, выступая с докладом в Комиссии ООН по положению женщин, председатель Государственного комитета по делам женщин – вице-премьер Светлана Инамова рассказала, что с соблюдением прав женщин в Узбекистане все отлично.

Планирование семьи является одним из приоритетных направлений государственной политики Узбекистана, и это объясняется причинами как медицинского, так и демографического характера. Государственная политика в этой сфере реализуется в соответствии с постановлением правительства № 242 от 2002 года "О реализации мер по поднятию уровня медицинской культуры в семье, укреплению здоровья женщин, рождению и воспитанию здорового поколения". В данном постановлении, в частности, женщинам рекомендуется рожать не чаще, чем с интервалом в 3-4 года.

Существует также распоряжение Минздрава устанавливать всем женщинам детородного возраста спираль сразу после родов, однако это постановление носит характер настоятельной рекомендации, а не "руководства" действовать против воли женщины.

Но есть и еще одно распоряжение Минздрава, предписывающее сократить уровень рождаемости в сельской местности и с этой целью допускающее применение гистерэктомии в отношении уже рожавших женщин.

Аргументы в пользу сокращения рождаемости

Перед руководством Узбекистана стоит дилемма – как совместить безудержный рост населения с далеко не блестящими экономическими перспективами, а также рядом объективных факторов, таких, как ограниченность земельных и водных ресурсов.

Узбекистан – наиболее густонаселенная страна из бывших республик СССР. Согласно официальным данным на 2004 год, население страны составляет 26,5 млн. человек. В последние два года темпы прироста населения ежегодно составляли почти 2%, или полмиллиона человек.

Официальные экономические прогнозы исполнены оптимизма, но международные финансовые институты значительно более сдержанны в своих оценках экономических перспектив Узбекистана. В любом случае стремительный рост населения снижает наиболее важный макроэкономический показатель – долю ВВП на душу населения.

Бомбой замедленного действия является ограниченность земельных и водных ресурсов при значительной территории. Большая часть пригодных к использованию земель нуждается в ирригации, а значит – приведет к еще большему истощению и без того недостаточных водных ресурсов. При сохранении в экономике преимущественно аграрной направленности рано или поздно настанет такой момент, когда страна окажется просто не в состоянии обеспечить всех граждан ресурсами, необходимыми для их нормальной жизнедеятельности. Так считают специалисты по сельскому хозяйству и водным ресурсам.

Прогнозируется, что к 2030 году население Узбекистана вплотную приблизится к отметке 30 млн. Сможет ли промышленность страны обеспечить такую массу населения продуктами питания – еще вопрос.

По оценкам фонда населения ООН (UNPF), по доле ВВП на душу населения Узбекистан относится к трем беднейшим республикам бывшего СССР. Каждый пятый узбекистанец проживает в сельской местности и по классификации UNPF попадает в категорию "крайне нуждающихся".

Реакция общественности и ухищрения власти

Соответственно, государству важно всеми средствами добиться сокращения рождаемости.
При этом государство якобы "печется" о здоровье самих женщин, особенно в сельских районах, способствуя повышению качества медобслуживания и настойчиво пропагандируя соблюдение интервалов между родами, так как, с одной стороны, слишком частные роды якобы вредят здоровью женщин, а с другой – многодетные семьи непосильным беременем ложатся на их кормильцев и на само государство.

Как бы ни было сильно государство, вопрос контроля рождаемости – крайне деликатен и потенциально взрывоопасен в таком консервативном обществе. Мусульманское большинство населения может многое стерпеть от власти, но не потерпит вмешательства в личные, "семейные" дела, регулируемые в соответствии с исламской религией и традиционными устоями.

Узбекистан – страна многодетных семей, в которых число детей в среднем составляет 4-5, но может доходить до 10. Средний возраст вступления в брак составляет для девушек – 18 лет, для молодых людей – 22. По традиции, молодым парам предписывается как можно скорее заводить детей, желательно – мужского пола.

Государственная программа планирования семьи реализуется через систему здравоохранения и государственный фонд "Соглом авлод учун" ("За здоровое поколение").

Открытая кампания в СМИ могла бы вызвать негативную реакцию в обществе, поэтому государство ведет с женщинами "адресную" работу, обрабатывая их на предмет планирования семьи в тихих врачебных кабинетах поликлиник и родильных домов.

Но государство явно не возлагает больших надежд на "голую" пропаганду.

Все указывает на то, что медицинские работники, следуя указаниям о снижении рождаемости, практикуют методы принудительного хирургического вмешательства.

Увольнения за невыполнение "плана" по снижению рождаемости

Государство подходит к вопросу снижения рождаемости сугубо математически.

В прошлом месяце в Андижанской области Узбекистана были уволены со своих должностей главврачи двух центров экстренной помощи – Соибжон Бозоров из Олтинкульского района и Атхамжон Давлатов из Улугнорского района. Причина увольнения обоих медиков проста: в прошлом году в этих районах на свет появилось больше младенцев, чем того ожидали и хотели власти.

В Ташкенте с неудовольствием восприняли данные о том, что в Олтинкульском районе в прошлом году родилось на 404 младенца больше, чем в 2003 году.

"Лишние младенцы" стали причиной неожиданного ухода со своего поста и председателя Андижанского областного управления здравоохранения Рано Шерматовой, однако официальная версия увольнения Шерматовой – "по состоянию здоровья".

Один из уволенных врачей на условиях анонимности рассказал IWPR, как вначале его вызвали в Ташкент, в министерство экономики Узбекистана, где 3 февраля прошло совещание по вопросам здравоохранения. Примечателен тот факт, что именно минэкономики взяло под свой патронаж вопросы здравоохранения.

Председательствовал на совещании первый вице-премьер и министр экономики Рустам Азимов. С докладами о ходе реализации постановления правительства от 2002 г. выступили главврачи центров экстренной помощи из Андижанской области. Из их докладов явствовало, что рождаемость в области возросла.
"Тогда Рустам Азимов поднял министра здравоохранения Феруза Назирова и, указав на нас, сказал: "Уволить их", – рассказывает лишившийся работы медик.

По его словам, по Андижанской области собирались уволить пятерых главврачей, но трое, к их счастью, заступили на эту работу лишь пару месяцев назад и не могли отвечать за рост рождаемости в прошлом году.

Заместитель министра здравоохранения Узбекистана Ассомидин Исмоилов на недавней пресс-конференции в Ташкенте заявил, что врачи несут ответственность за рост рождаемости, но это не может стать причиной их увольнения.

Однако в беседе с IWPR Исмоилов опроверг сам себя, заявив, что двое уволенных врачей – Давлатов и Бозоров – "плохо организовали работу в районах".

"Нам известны факты, когда они не предлагали женщинам спирали или другие средства предохранения от нежелательной беременности", – сказал Исмоилов.

В результате врачи не обеспечили выполнение требования постановления №242 о трех-четырехлетнем интервале между родами.

Государство велит "резать матку"

IWPR стали известны случаи, когда у женщин после родов прямо в роддоме удаляли матку. Это делалось без их согласия и без надлежащих медицинских показаний.

Расследование IWPR проводилось в Андижанской области, однако, по данным женской неправительственной организации "Озод аел" ("Свободная женщина"), случаи принудительного удаления матки у женщин отмечаются и в других регионах Узбекистана.

Более того, имеются свидетельства тому, что принудительная гистерэктомия не является следствием исключительно нарушения врачебной этики ради выполнения плана по сокращению рождаемости.

Один из медиков в Андижанской области утверждает, что существует тайное распоряжение Минздрава от 2000 года, согласно которому поставлена задача снизить рождаемость в сельских районах страны. Постановление допускает ампутацию матки у уже рожавших женщин репродуктивного возраста.

Корреспондентам IWPR не удалось получить копию этого постановления, но рост числа случаев стерилизации здоровых молодых женщин косвенно подтверждает возможность существования такого документа.

IWPR удалось побеседовать с несколькими женщинами из Олтинкульского, Булокбошинского и Баликчиского районов Андижанской области, которым после родов без их ведома сделали гистерэктомию.

Все женщины сказали, что долгое время носили спирали, и из-за этого их роды проходили с осложнениями, которые и привели к необходимости операции. Подозрительно то, что врачи сразу прибегли к гистерэктомии, не попытавшись применить менее болезненные методы интервенции.

Жительница Олтинкульского района Хулкарой Абдуллаева (31 год) 17 февраля поступила в роддом с третьей беременностью. По ее словам, схватки неожиданно прекратились. "Тогда мне обвязали живот простыней и стали тянуть, пока она не порвалась. Они просто издевались надо мной, и, в конце концов, я потеряла сознание", – рассказывает Хулкарой.

В итоге ребенок умер во время родов, а самой Хулкарой потребовалась операция, во время которой врачи почему-то решили полностью удалить ей матку.

Вернувшись после операции домой, она с удивлением сообщила матери, что ей не поставили спираль, как всем другим женщинам, и от матери узнала, что такой надобности больше нет – у нее нет матки.

"Зачем меня сделали инвалидом? Я хотела ещё иметь детей", – говорит женщина.

Ее мать Шарофат Исаева сказала, что пока ее дочь лежала в больнице, матки удалили еще у троих женщин.

Теперь Хулкарой не может подняться с постели, ее мучают боли в пояснице, она не в состоянии самостоятельно ходить. Разладилась семейная жизнь с мужем.

Ее отец Турдибай Исаев говорит, что раньше дочь отличалась завидным здоровьем. "Из-за ошибки врачей моя дочь стала инвалидом. Она больше не может рожать. Кто за это ответит?" – сокрушается он.

Мать двоих детей – 25-летняя Феруза Ашурова из Олтинкульского района – тоже оказалась без матки. Во время третьих родов у нее началось сильное кровотечение, спасти ребенка не удалось, ей же сделали операцию, при которой удалили матку.

Феруза не понимает, какая связь между кровотечением и удалением матки. "Мои родные сдавали для меня кровь, и матка у меня была здоровая, мне всего 25", – говорит она.

25-летней Нодире Саматовой матку удалили после успешных родов. После выписки из роддома у нее поднялся жар. Ее вновь доставили в роддом и удалили матку.

"Я больше не чувствую себя женщиной, я стала инвалидом, меня мучают боли в пояснице", – говорит Нодира.

Официальный ответ: матку удаляют по медицинским показаниям

Представители органов здравоохранения утверждают, что гистерэктомия производится исключительно по медицинским показаниям и лишь тогда, когда у врачей нет иного выхода.
"Вопрос ампутации матки решается в ходе операции, – говорит глава управления здравоохранения Андижанской области Валихон Хакимов. – Если во время родов наблюдается сильное кровотечение, ампутация матки может быть признана необходимой ради сохранения жизни матери".

Заместитель министра здравоохранения Исмоилов на пресс-конференции в Ташкенте также опроверг информацию о случаях незаконной гистерэктомии и о существовании тайного указания стерилизовать женщин.

"Ампутация происходит тогда, когда речь идет о жизни или смерти матери. Необоснованных случаев гистерэктомии не бывает", – заявил он.

Жумабек Нуров – руководитель отдела охраны здоровья матери и ребенка правительственного фонда "Соглом авлод учун" ("За здоровое поколение") – прохладно отнесся к проблеме, заявив, что работа с женщинами с удаленными матками не входит в компетенцию его ведомства.

Но другой представитель "Соглом авлод учун" – руководитель социального медицинского центра в Ташкенте Фиара Жонбекова – по крайней мере признала существование проблемы необоснованной стерилизации женщин детородного возраста.

Она рассказала, что на многих встречах в селах и кишлаках Узбекистана к ним часто приходят женщины и спрашивают, как им быть после ампутации матки.

Гистерэктомия калечит женщин физически и психологически.

Начальник управления патологоанатомии по Андижанский области Гульбахор Тураева подтверждает, что многие женщины, перенесшие гистерэктомию, по государственной классификации фактически становятся инвалидами второй группы.

"Они не могут работать. На селе работа – только в поле, а куда им с таким здоровьем?" – говорит Тураева.

Врач-гинеколог из Ташкента на условиях анонимности объяснила "механику" гистерэктомии. Если матка удалена правильно и это было "верхнее" удаление, то операция не должна серьезно отразиться на самочувствии женщины. "У нее просто больше не будет детей", – говорит врач.

Но если производится "низкая", или полная ампутация, либо операция делается недостаточно квалифицированно, то нарушается менструальный цикл, женщину начинают мучить постоянные головные боли, слабость, низкое давление.

"Могут ускориться процессы старения, женщина станет раздражительной, появятся заболевания нервной системы.

Ужасны и психологические последствия такой операции, когда женщина узнает, что у нее нет матки и она больше никогда не будет иметь детей", – добавила она.

Рука руку моет

Как патологоанатом, Тураева ежедневно имеет дело с удаленными у рожениц матками, иногда – по 3-4, и иногда и по 10 в день. По ее словам, после проведения экспертизы она часто констатирует удаление здоровой матки без каких-либо медицинских оснований, и число таких случаев растет.

По данным Тураевой, за период с сентября по конец декабря 2004 года в Андижанской области было зарегистрировано 207 случаев ампутации матки у здоровых женщин, но это – только те случаи, о которых известно лично ей. Многие подобные случаи не фиксируются, а все медицинские свидетельства проведенной операции просто выбрасываются в мусор.

"Я не верю, что бывают серьезные показания к удалению маток у молодых женщин. Это – крайняя мера. Удаляют матки у больных раком, и раньше это были единичные случаи и чаще всего – у пожилых женщин", – говорит Тураева.

По словам Тураевой, ей сложно утверждать, что женщинам удаляют матки во исполнение секретных правительственных указаний по контролю рождаемости, однако врачей толкает на это не только недостаток профессионализма или халатность, но еще и угроза увольнения.

"Если они видят, что за рост рождаемости увольняют главврачей, то они решают для себя: зачем церемониться с этими женщинами? Они решают как бы "убить двух зайцев" – и женщину спасти, и демографическую ситуацию в стране улучшить", – рассуждает Тураева.

Поводом для удаления матки может стать и некачественный аборт. 32-летняя мать четверых детей Гульчехра Охунова сделала аборт, после чего у нее резко ухудшилось самочувствие.
Она снова оказывается на операционном столе, и ей удаляют матку. Матка Гульчехры Охуновой попадает в руки патологоанатома Тураевой, которая выносит заключение, что врач удалил у молодой женщины совершенно здоровую матку.

По словам Тураевой, эта матка до сих пор хранится у неё, в то время как в истории болезни Охуновой не записано, что ей сделали гистерэктомию.

Когда Охунова узнала об удаленной матке и подняла крик, в больнице ей сказали: "У тебя же и так четверо детей. Зачем тебе матка?".

На основании этого и других аналогичных случаев Тураева написала письмо в управление здравоохранения Андижанской области, которое в то время возглавляла Рано Шерматова.

"Шерматова, грубо говоря, велела мне не лезть не в свое дело", – рассказывает Тураева.

Вскоре врач, делавшая операцию Охуновой, предложила Тураевой взятку в размере 200 долларов в обмен на матку своей бывшей пациентки.

Тураева в ответ пишет письмо в Ташкент, в министерство здравоохранения, но оттуда не последовало никакой реакции.

Тем временем размер предлагаемых взяток увеличился уже до 1000 долларов, и ей также предложили место в министерстве здравоохранения.

Глава областного управления здравоохранения Валижон Хакимов считает, что Тураева занята лишь написанием жалоб и не желает сотрудничать с назначенным по ее жалобе экспертом.

По словам же самой Тураевой, она не доверяет эксперту и боится, что если она отдаст ему удаленную у Охуновой здоровую матку, то лишится своего главного "вещдока".

Хакимов отказался предоставить официальные данные о проведенных в области операциях гистерэктомии.

Принудительное вживление противозачаточных средств

Реализуя свою политику по контролю рождаемости, власти Узбекистана действуют не публично, не пропагандируют через СМИ методы контрацепции, ибо это может вызвать сильное раздражение в обществе.

Каждая молодая женщина детородного возраста берется на учет в поликлинике по месту жительства, куда ее время от времени вызывают на консультацию и советуют, как предохраниться от нежелательной беременности.

В зоне особого внимания – те женщины, которые только что родили или же имеют несколько детей.

В качестве метода контрацепции Минздрав рекомендует использование внутриматочной спирали. Минздрав бесплатно распространяет спирали среди поликлиник и женских консультаций.

В 2004 году в Олтинкульском районе, где органы здравоохранения не "справились" с выполнением госплана по снижению рождаемости, спирали были установлены 16000 молодых женщин. На 2005 год заказано 10000 спиралей.

По словам врачей в регионах Узбекистана, существует постановление Минздрава, требующее вживлять спирали всем женщинам детородного возраста сразу после родов. Врач родильного дома в Ташкенте подтвердила, что такое постановление действительно существует, и согласно ему врач обязан предложить женщине спираль до выписки из роддома. Если сразу поставить спираль нельзя по состоянию здоровья, то эту задачу перекладывают на поликлинику по месту жительства.

На первый взгляд, ничего "принудительного" в этой системе не усматривается, но факты говорят об ином. Случаи "добровольно-принудительной" контрацепции зафиксированы IWPR не только в Андижанской области, но и в Ташкенте, и Кашкадарьинской области.

"Спирали некоторым женщинам вставляют через 2 часа после родов, и это делается принудительно", – говорит врач-гинеколог из Андижанской области Сахиба Хасанова.

В других странах внутриматочные спирали вживляют не ранее, чем через четыре недели после родов.

По словам бывшего главврача Бозорова, власти, поголовно навязывая спирали, не задумываются, как это отразится на здоровье женщины. А последствия вживления спирали могут быть очень тяжелыми. По правилам, женщина должна сначала пройти обследование, которое призвано выявить возможные патологии, не допускающие установку инородного тела. Только абсолютно здоровой женщине можно рекомендовать спираль, и то временно.

По данным Бозорова, именно из-за спиралей в последнее время женщины чаще стали поступать в больницы с кровотечениями и внутренними воспалениями.

"Спираль может привести не только к кровотечениям, но может стать причиной таких осложнений, как миома и даже рак матки", – говорит Бозоров.

Заболевания, спровоцированные спиралью, заканчиваются для некоторых женщин удалением матки по медицинским показаниям.

Официальная позиция: ничего не делается без согласия пациентки

Руководитель отдела материнства и детства минздрава Клара Ядгарова утверждает, что спирали женщинам вживляют исключительно с их согласия.

По ее словам, речь не идет о запрете иметь детей. Власти лишь хотят, чтобы женщины в Узбекистане соблюдали рекомендуемый врачами интервал между родами, так как частые роды негативно сказываются на здоровье как матери, так и ребенка.

Общественная реакция

В Узбекистане вопросы предохранения от беременности открыто не обсуждаются, тем более – случаи принудительной контрацепции по указке властей. В традиционных семьях женщины практически никогда не обсуждают свои медицинские проблемы с мужьями.

Вторжение государства в личную жизнь семьи проходит незаметно для многих мужчин. Но те, кто слышал о принудительной стерилизации, восприняли эту информацию очень болезненно.

"Я не позволю, чтобы моей жене удалили матку и диктовали нам, сколько иметь детей", – говорит молодой мужчина из Ташкента.

По его словам, если резко сократить рождаемость, через годы население Узбекистана "постареет", и некому будет кормить стариков.

Генсек оппозиционной демократической партии "Эрк" Атаназар Арифов характеризует действия врачей по насильственной стерилизации женщин как "аморальные и преступные".

На официальное утверждение, что частые роды будто бы приводят к рождению слабых, больных детей, Арифов отвечает, что узбекистанские женщины рожают слабых детей потому, что живут в нищете, в которую их ввергло государство.

Мнение Арифова разделяет большинство медиков, говоря, что болезни и слабое здоровье женщин – следствие социальных проблем, но не повод запретить им рожать и становиться матерями.

НПО, занимающиеся проблемами женщин, оказались в непростой ситуации. Некоторые из них вынуждены поддерживать политику правительства, ибо принадлежат к категории так называемых "государственных" неправительственных организаций.

Но даже независимые НПО подходят к теме рождаемости крайне осторожно. С одной стороны, государство не имеет права осуществлять медицинское вмешательство против воли гражданина; с другой – право и обязанность государства заботиться о здоровье своих граждан.

Есть и такие женские организации, которые находят аргументы для оправдания проводимой государством политики. Руководитель НПО "Мехр" Зулфия Тохтахужаева считает, что есть смысл контролировать рождаемость, так как большинство женщин в Узбекистане из-за различных болезней не могут родить здоровых детей.

НПО "Озод аел" выражает глубокую озабоченность тем, что политика государства в области контроля рождаемости обретает столь уродливые и бесчеловечные формы.

"Идет просто уничтожение людей. Это – издевательство над женщинами и над народом", – говорит руководитель "Озод аел" Гаухар Арипова.

Арипова – не против применения средств предохранения от нежелательной беременности, однако, с ее точки зрения, такие средства должны пропагандироваться, а не навязываться женщинам насильно. По мнению Ариповой, экономическое и политическое развитие общества само расставит все по своим местам, и семьи сами будут решать, сколько иметь детей.

Но, как видно, правительству легче запретить рожать, чем приложить усилия для улучшения уровня жизни населения, чтобы рождение ребенка и материнство было всегда только счастьем, а не демографическим правонарушением.

Арипова высказалась однозначно: "Своими действиями власти нарушают закон. Они должны прекратить принудительную стерилизацию женщин".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial